КСЕНИЯ ЧИЛИНГАРОВА


Дочь знаменитого исследователя Aрктики, путешественника Aртура Чилингарова преуспела во многом. У нее собственная линия одежды, она востребованный журналист и пишет статьи для глянцевых журналов, руководит пиар-компаниями, является телеведущей и даже сочиняет стихи. Инстаграм Ксении похож на самый продвинутый глянец, где она и модель, и стилист одновременно.

Вы росли на рассказах своего отца о полярниках, экспедициях, Севере? Каким в детстве вам представлялся весь этот мир?

Дочь путешественника – это девочка, которая действитель-но редко видит своего отца. Мой папа был не лучший рассказ-чик. Хотя на самом деле, когда у него есть настроение, он может говорить так, что его заслушаешься: веселится, рассказывает шутки-прибаутки, как он летел на самолете и чуть не разбился, а единственное, о чем в этот момент подумал, – зачем женился. В детстве это были истории про все эти путешествия, про сложно-сти, преодоление каких-то трудностей. Но такое достаточно ред-ко происходило – в основном все, наверное, выдавалось маме, а уже она пересказывала нам. 

Мама у меня отличница, у нее красный диплом, она из очень интеллигентной семьи: бабушка – директор школы, дедушка – профессор русского языка. Да и сама она по образованию учительница английского. И вот мама нам в лучших сказочных традициях рассказывала о папиных приключениях, и это все выливалось в бесконечную историю, где всегда один-единственный главный герой. Я не очень понимала, что такое Северный полюс: в 10 лет вы, конечно, знаете, где это находится, но что там происходит, понять сложно. Я, например, долго пыталась разобраться, где живут пингвины, а где белые медведи.

Когда вы впервые побывали на Северном полюсе? Помните свои эмоции в тот момент?

Я давно мечтала попасть с папой туда, куда его так манило всю жизнь. Но он не очень хотел меня брать c собой, считал, что русская женщина должна сидеть дома, так безопаснее. Но я его уговорила, и это было удивительное приключение. Я попала в совершенно другую вселенную – космическую, белоснежную, которая дышит и живет. Энергетика этого места не сравнима ни с чем, туда хочется возвращаться. Там происходит какая-то магия, хотя, казалось бы, что особенного, снег – и все. И даже медведя нужно постараться увидеть. На самом деле это бесконечное белоснежное пространство, тишина и какая-то умиротворяющая обстановка, но в то же время энергия, бьющая ключом. Удивительное место. Сначала мы прибыли на норвежский остров Шпицберген, а затем добрались на полярном самолете до дрейфующей российской станции Барнео. Самолет приземлялся на ледовую полосу, а это не так-то просто – полоса короткая. Теперь я понимаю, почему во всех фильмах участники экспедиции так радуются. Там нас встретили полярники, угостили борщом, и потом уже на вертолете мы долетели до точки Северного полюса.


Мы символизируем романтику и приключения, говорим о том, что каждый может почувствовать себя настоящим героем, пусть даже через куртку. В каждой нашей куртке много философии, много истории, которая связана не только с моей семьей, а вообще с освоением Арктики.

Arctic Explorer – это одежда только для полярников, или простому жителю мегаполиса она тоже подойдет для зимних вылазок и путешествий?

Мы пытаемся без ущерба для качества убрать какие-то излишки, чтобы сделать куртки более удобными для города, и для женщин, и для мужчин. Наша аудитория – это люди, которые ценят и любят ДНК бренда. А любят нас те, кто любит приключения. ДНК бренда отображено в логотипе. Это ледокол – мирный корабль, который прокладывает путь. На английском это звучит как breaking the ice и имеет два значения: прокладывать путь и разрушать лед между людьми, становиться друг к другу ближе. Это главное, что у нас есть. Мы символизируем романтику и приключения, говорим о том, что каждый может почувствовать себя настоящим героем, пусть даже через куртку. В каждой нашей куртке много философии, много истории, которая связана не только с моей семьей, а вообще с освоением Арктики.

Ваш бренд – это просто одежда и чистый бизнес или своего рода продолжение дела отца?

Я очень давно хотела сохранить наследие отца, сделать что-то, что осталось бы не только для меня, но и для следующих поколений. Вышедшие книжки (а про него написано уже несколько книг, в том числе и в серии ЖЗЛ) – это, конечно, хорошо. Но это все, скажем так, очень суровое, местами чересчур пафосное. Да и, по большому счету, тома эти просто стоят на полках, не напоминая о себе. А мне хотелось создать что-то живое, чтобы осталось надолго, перешло бы, например, моим детям, потом детям моих детей и поколениями бы оставалось в нашей семье. 


Стереоптип о том, что парка – это пуховик, а пуховик непременно надо носить с джинсами и уггами, с каждой новой зимой тает на глазах. Благодаря тренду на эклектику запретов в моде становится все меньше, и вот парка уже отлично дополняет вечернее платье.

Почему вы создали марку именно зимней одежды? По этому пути пойти было проще?

Мы удивились, почему, имея такие традиции производства зимней одежды, реально очень теплой, качественной, никто этим толком не пользуется. Люди не знают, как это представить, как продвигать, даже какую модель сделать. То есть умеют хорошо шить, но совершенно не умеют себя продавать. И мы поняли, что должны сделать это сами. Это было именно то, что я искала, и то, о чем думал мой партнер: он все время удивлялся, что в России нет какого-то классного бренда мужской одежды. Так возникла идея, а дальше все понеслось: появились соратники, единомышленники. Я и мой партнер Анатолий Цоир придумали бренд Arctic Explorer и начали заниматься производством одежды. Нашей первой коллекцией были куртки – действительно арктические, для серьезных морозов, а сейчас уже достаточно большой ассортимент, включая толстовки, спортивные костюмы и куртки на разный тепловой режим.

Одежда Arctic Explorer – это мода или исключительно тепло, комфорт и практичность?

Все модели Arctic Explorer отличаются запатентованной мембраной, защищающей от мороза и влаги, утепленными манжетами и карманами, а также съемной опушкой из натурального меха. В таких парках пережить холодную зиму будет намного легче и приятнее!

Вообще, у специализированной зимней одежды есть свои тренды и тенденции? Или, может, она подчиняется тем же законам, что и вся индустрия моды?

Стереоптип о том, что парка – это пуховик, а пуховик непременно надо носить с джинсами и уггами, с каждой новой зимой тает на глазах. Благодаря тренду на эклектику запретов в моде становится все меньше, и вот парка уже отлично дополняет вечернее платье. Мне нравится эта тенденция не только потому, что мы в Arctic Explorer создаем парки, но и потому, что она способствует появлению интересных живых образов и более активному проявлению фантазии.

Наверх