Константин Шумов

Руководитель службы по контролю в области градостроительной деятельности – главный архитектор Красноярского края рассказывает о понятии «городская среда», важных, удачных проектах и разрушает мифы о строительстве храма на Стрелке.

Как в целом вы оцениваете развитие городской среды в Красноярске?
Любые вопросы, касающиеся среды, на мой взгляд, надо рассматривать в ретроспективе. Это не сиюминутная ситуация, она имеет предшествующие этапы и ожидания как у граждан, так и у профессионалов. Если говорить о Красноярске, то в его истории можно увидеть как этапы, характерные комфортом среды обитания, так и этапы конфликта в отношениях среды и человека. На протяжении первых столетий жизни города среда развивалась не спонтанно и не стихийно, а под управлением государства. Когда государство твердой рукой управляет развитием среды, то потребителям гарантирован комфорт. 

Речь не только о технических аспектах вроде ширины улиц, но и о таких понятиях, как масштаб застройки, организация общественных пространств, площадей, бульваров, набережных. На старинных фотографиях очень хорошо видно, что одним из основополагающих аспектов комфортности и эстетичности городской среды, например, было раскрытие створов улиц на окружающую природу. Среди обязательных требований на тот период: створы улиц не загораживались высотными ориентирами, город отличался стилистической однородностью, особенно в эпоху классицизма. С приходом индустриализации, внедрением новых строительных технологий и материалов, потерей сильного рычага управления государством застройкой постепенно начал возникать конфликт между старым и новым, между публичными и частными интересами. Люди его очень хорошо чувствуют, эстетическое восприятие заложено в каждого из нас, и возникает дискомфорт. Интенсивная застройка, например, привела к уменьшению городского озеленения, а это один из критериев комфорта. Наш город лишился оптимального сочетания рукотворного и нерукотворного, потому что первое стало превалировать. В итоге мы дошли до предела, когда все люди, живущие в Красноярске, вынуждены задуматься, что делать со сложившейся ситуацией, как ее исправить и к чему идти. Не зря появляются такие проекты, как «Год экологии», «Комфортная городская среда». Чтобы достичь результатов, необходимы три составляющих: воля, профессионалы, финансы. Профессионализм наших архитекторов, дизайнеров не вызывает сомнений, Красноярск абсолютно самодостаточен, нам не нужно приглашать никаких сторонних специалистов. А вот с финансовой составляющей у нас не всегда хорошо, но именно в сочетании этих трех факторов – залог успеха. 


Показателен современный опыт Китая. Там четко занормированы требования к созданию комфортной городской среды. Например, жилой микрорайон не может быть сдан, если нет подземного паркинга, если его благоустройство имеет не законченный характер. Есть ли в Красноярске подобные примеры? Да, микрорайон «Южный Берег». Среди общественных пространств можно выделить Успенский монастырь в Удачном.

Константин Шумов

Главный архитектор Красноярского края


Согласны ли вы с тем, что раньше архитекторы мыслили только объектами, а не средой? Сейчас это меняется?
Я не зря начал наш разговор с роли государства в формировании комфортной среды обитания. Должны быть четко прописаны нормы градостроительного проектирования, благоустройства. Но зачастую в муниципалитетах таких нормативов нет. Поэтому мы и видим, что один дом и прилегающая к нему территория проектируется одним образом, другой – иным, а общественные пространства, ответственность за которые несет муниципалитет, могут быть комфортными только при наличии средств. В этом отношении показателен современный опыт Китая. Там четко занормированы требования к созданию комфортной городской среды. Например, жилой микрорайон не может быть сдан, если нет подземного паркинга, если его благоустройство имеет не законченный характер. Есть ли в Красноярске подобные примеры? Да, микрорайон «Южный Берег».
Среди общественных пространств можно выделить Успенский монастырь в Удачном. Это как раз показательная модель того, как полуразрушенный комплекс построек при помощи архитекторов, строителей, археологов, историков, художников, дизайнеров во главе с Александром Уссом за три года обрел новый эстетически совершенный вид.

Нужен ли Красноярску свой дизайн-код?
Русская поговорка гласит: «Что город, то норов». Города всегда отличались друг от друга. Есть такое понятие, как «региональные архитектурные школы», это когда архитектура каждого города имеет свои черты и особенности. О дизайн-коде можно говорить то же самое. Это очень сложная творческая задача – найти «красноярскость» и художественными методами ее выделить, подчеркнуть и внедрить в среду.

Если говорить об озеленении города, какие к нему требования?
Очевидно, что туи у нас неуместны, пальмы – гротеск. Нужно подчеркивать природное качество нашей флоры, ведь она очень богата, и умелая работа с природной средой и искусное внедрение ее в городскую инфраструктуру – важный критерий благоустройства. А еще все, что создается, не должно быть дорогостоящим как в создании, так и содержании. Мы-то можем оазисов понаделать, а потом денег на уход за ними не будет. 


Люди говорят, что храм на Стрелке ставить нельзя, но при этом никто не проводил митингов против строительства стометрового бизнес-центра с огромной парковкой там и закрытым пространством. Не понимаю, зачем люди, не зная всего этого, занимают такую агрессивную позицию. Наконец, некоторое время назад всем была предоставлена возможность, приняв участие в публичных слушаниях по городским правилам землепользования и застройки, высказаться в отношении возможного размещения соборного храма на Стрелке.

Константин Шумов

Главный архитектор Красноярского края


До сих пор идут горячие обсуждения строительства храма на Стрелке. Какое у вас отношение к этому?
Первое – неразумной застройкой испортить вид существующего храма можно, но вот задуманным храмом испортить архитектурную среду невозможно. Часто говорят, что храм нарушит ансамбль Стрелки. Но нет на Стрелке никакого ансамбля, это комплекс разновременных и различных по архитектурным качествам зданий. Их отличает то, что ансамбль единовременно задумывается и воплощается зодчим, а комплекс – набор зданий, который был сформирован в разное время разными архитекторами. Второе – претензии к рельефу и ошибочное мнение, что по традиции церковной архитектуры храмы возводились всегда на высоких точках. Это не так, храмы часто ставили там, где происходили знаковые события в истории государства и церкви. Третье – храм может затопить, но вертикальные отметки его места находятся на том же уровне, что и бывший музей имени Ленина. Ни разу мы не видели, что музейный комплекс был бы затоплен. Есть страх, что общественное пространство, где сейчас люди нередко гуляют, станет закрытым для посещений. Ничего подобного. Проект не предполагает ограды, с территории храмов нас никогда не выгоняют. Люди говорят, что храм на Стрелке ставить нельзя, но при этом никто не проводил митингов против строительства стометрового бизнес-центра с огромной парковкой там и закрытым пространством. Не понимаю, зачем люди, не зная всего этого, занимают такую агрессивную позицию. Наконец, некоторое время назад всем была предоставлена возможность, приняв участие в публичных слушаниях по городским правилам зем- лепользования и застройки, высказаться в отношении возможного размещения соборного храма на Стрелке.

Вы согласны, что за сохранение комфортной и красивой среды ответственность несут и горожане?
Человек воспитывается в том числе через окружение. Лучшие эстетические решения будут снижать накал агрессивности, вызванный дискомфортной средой. Чем больше детей в самом раннем возрасте станут потребителями комфорта, тем больше гарантий, что вырастет здоровое поколение, которое в дальнейшем будет способно также улучшать качество городской среды. 

 Автор интервью: Татьяна Зиза   Фотограф: Юлия Беляева

Наверх