Анна Полякова


Актуальное и модное ныне приукрашенное гоповство – история не про меня. Моя одежда для тех, кто понимает и чувствует глубинные смыслы, заложенные мною как дизайнером.

Анна Полякова


Расскажите о новой коллекции, которая у вас вышла?

Коллекция «Белый шум» достаточно авангардная и концептуальная.

Сейчас готовлю ее к запуску в производство, адаптирую, делаю более «носибельной». Хочется сохранить основную идею, индивидуальность.

Актуальное и модное ныне приукрашенное гоповство – история не про меня.

Моя одежда для тех, кто понимает и чувствует глубинные смыслы, заложенные мною как дизайнером.

 

Адаптация коллекции связана с желанием зарабатывать на своем творчестве?
Моя коллекция музейная, сложная, несущая свой посыл. Чтобы работать дальше – да, мне нужны средства, а из этого вытекает необходимость некой адаптации моего творчества.

Вообще, от чистого творчества реально получать прибыль?
Будем пробовать. Даже на съемках моих коллекций я получаю подтверждение тому, что люди нуждаются в тех вещах, что создаю я. Им мало масс-маркета, хочется чего-то более интересного. Производство я начну с маленьких партий, что- бы «разведать обстановку».

С какого возраста вы работаете? Сразу стали заниматься дизайном?
Работаю я с четырнадцати лет. Прошла профориентацию, мне дали список из трех наиболее подходящих мне специальностей, и по первой из них я фотограф. Начинала с фотоателье, первое время подметала там пол. Мне сказали: «Чего не любит фотография? Пыли. Вот тебе веник, тряпка». Потом меня начали учить ручной печати и прочим азам профессии. Продолжительное время я занималась фотографией, но потом мне стало в этом тесно.

Когда вы только начали заниматься фотографией, уже было видение, чего хотелось бы добиться в дальнейшем?
Я вообще не представляла, куда это меня заведет. Мне бы очень хотелось этому научиться, ведь, наверное, легче жить, когда ты с детства видишь свой дальнейший путь. У меня все эфемерно в этом вопросе, я не смотрю наперед. Хотя еще в детстве шила, устраивала какие-то показы, распарывала вещи – занималась деконструктивизмом. Когда начала учиться на дизайнера, мама напомнила, что ткани, вещи – все это родом из детства. А я-то думала, что всегда буду фотографом.

Легче зарабатывать фотографией или дизайном?
Однозначно фотографией. Я была коммерческим фотографом: делала индивидуальные фотосессии, снимала для журналов, занималась детской фэшн-съемкой, и это приносило мне неплохой доход.

Деньги – это для роскоши или по необходимости?
Их не должно быть много, они не должны тяготить своим присутствием. Задача денег – решать твои проблемы, делать так, чтобы тебе было комфортно, но не давлеть. Мне доставляет дискомфорт наличие показной роскоши в жизни. Я обожаю миллионеров, которые ходят в кроссовках и футболках. У меня не было миллионов, но мне неловко носить дорогое на себе.

Сейчас вам хватает на ваши проекты, на воплощение идей?
Нет, я еще в начале пути. Капитал на ту же закупку материалов пока приходит извне, а не от продажи вещей. Если же хочешь спонсорства, то нужно сильно заинтересовать потенциальных «дарителей». Редко то, что нужно им, совпадает с тем, что интересно тебе.

Не проще ли в таком случае изначально создавать коммерческие линии?
Мне же это неинтересно, получается, я буду себя насиловать. Видимо, я сильно избалована в плане того, что привыкла делать только то, что приносит мне удовольствие. Я лучше поголодаю, чем буду работать не в кайф. По-другому не умею.

Так было всегда?
Нет, я пришла к этому. Долго не понимала, что происходит, ломала себя, поэтому ушла из коммерческой фотографии, кстати. В конце этой своей деятельности меня буквально бесило все. В итоге оставила такие съемки, занялась дизайном, полностью погрузилась в творчество и поняла, почему мне было так плохо. Какие-то вещи приходят к нам через боль или через любовь, так вот мое понимание себя пришло через боль.

Успешный человек имеет право на хвастовство и некое позерство?
По сути, это сценическое поведение. Если он актер погорелого театра, если ему нужно реализовываться за счет других – ради бога. Меня это вообще не беспокоит, но в круге общения у меня таких людей нет. Они есть где-то далеко, в другом мире. Мне нравится себя чувствовать закрытой рок-звездой на пенсии – в темных очках, чтобы никто не приставал. 

Автор интервью: Татьяна Зиза, фото - Ольга Хмельницкая.

Наверх